Главная / Финансы / Инвестиционный бизнес переживает не самые легкие времена

Инвестиционный бизнес переживает не самые легкие времена

Анатолий Попов

Анатолий Попов

зампред правления Сбербанка

Ослабление курса рубля выгодно экспортерам, в том числе несырьевым, которые являются основными клиентами Сбербанка. Как банк помогает компаниям выходить на новые рынки, о трендах в корпоративном кредитовании и что стимулирует российские предприятия проводить политику импортозамещения, в интервью агентству «Прайм» в преддверии Восточного экономического форума рассказал зампред правления Сбербанка Анатолий Попов.

— Мы с вами встречаемся в преддверии Восточного экономического форума. С чем Сбербанк едет на форум? Какие подписания планируете провести?

— Планируем подписывать соглашение с Российским экспортным центром в рамках которого мы создаем совместный сервис «одного окна», чтобы экспортерам было удобно обращаться за механизмами господдержки экспорта. Хотим сделать процесс полностью цифровым, чтобы экспортер запрашивал поддержку, а мы осуществляли весь бэк-офис с необходимыми регуляторами и возвращали ответ. 

Кроме того, планируется подписание соглашения с Корейским агентством содействия торговле и инвестициям (КОТРА), что поспособствует расширению деловых контактов между российскими и корейскими предприятиями. В этом году активно будут подписывать соглашения «дочки», такого раньше не было. Это будет около 10 соглашений с субъектами Российской Федерации.

— А переговоры какие-нибудь запланированы?

— Обычно активность на ВЭФ состоит из нескольких частей. Во-первых, будем участвовать в дискуссии по развитию несырьевого экспорта. Мы являемся серьезным партнером Российского экспортного центра. В нашей клиентской базе выявляем предприятия с потенциалом для экспорта, обучаем и оказываем им помощь, в том числе финансированием, для вывода продукта на экспорт. Для нас это очень важная задача.

— А много таких предприятий было за последние полгода?

— Таких предприятий много, тысячи ежегодно. И считаем, что таких проектов должно быть ещё больше — оценочное количество потенциальных экспортеров – 50 000 компаний.

— Какова доля Сбербанка в поддержке экспорта?

— Мы сейчас сопровождаем более 20% российского экспорта, включая как сырьевой, так и несырьевой. Но мы в основном работаем с несырьевыми экспортерами, потому что сырьевой экспорт проходит через дочерние банки крупнейших холдингов.

— Как вы в целом оцениваете ситуацию с корпоративным кредитованием в России?

— Ситуация с кредитованием улучшается по мере снижения ставок. Самый его пик мы наблюдали в конце прошлого — начале этого года, когда ставки подошли к низким границам.

В первом полугодии мы активно наращивали портфель кредитования крупных компаний. Но сейчас тренд на рынке несколько разворачивается — доходность по ОФЗ выросла. Думаю, что темпы роста несколько стабилизируются, у крупных клиентов ситуация будет достаточно спокойной. Поэтому существенного роста портфеля не ожидается.

— Как вы оцениваете состояние корпоративных клиентов? Не изменились ли их потребности за последнее время?

— Ничего революционного здесь не происходит, все достаточно традиционно. Есть потребности в оборотном и проектном финансировании. Каких-то новых трендов на рынке нет.

— Не повлияла ли на поведение корпоративных клиентов недавняя волатильность курса на рынке?

— Клиенты-производители выигрывают, потому что без всяких протекционистских мер рынок защищается от импортных продуктов, а в экономике выстраивается баланс. Сейчас достаточно здоровый баланс. Главное, чтобы какие-то инфляционные процессы и динамика рубля не усилились, потому что у нас остается достаточно много импортных продуктов питания. Но в целом подобная ситуация способствует импортозамещению.

— Глава ВЭБ Игорь Шувалов сообщил, что Сбербанк заинтересовался правами на кредит госкорпорации «Шереметьево». Действительно ли банк проявляет интерес к данному кредиту?

— Сбербанк активно кредитует большинство аэропортных операторов в России. Мы никогда не скрывали, что заинтересованы в развитии сотрудничества с аэропортом «Шереметьево». В настоящий момент завершается инвестиционная программа аэропорта, введен новый терминал В, запущен подземный межтерминальный переход, грузовой терминал, завершается строительство топливо-заправочного комплекса. В ближайшее время будет запущена в эксплуатацию новая взлетно-посадочная полоса.

— Сбербанк CIB в прошлом году выступил одним из организаторов размещения суверенных евробондов РФ. Сейчас Минфин РФ обдумывает возможность размещения бумаг в юанях и евро. Не хотел бы Сбербанк стать организатором данных размещений?

— Если Минфин примет решение протестировать евро или юань, мы будем готовы предложить свои услуги в качестве организатора таких выпусков, однако сейчас нам про такие планы неизвестно.

— Говоря об облигациях Сбербанка, по итогам года сколько собственных облигаций банк планирует выпустить?

— Начиная с апреля 2018 года, Сбербанк ежемесячно выпускает инвестиционные облигации, предназначенные для розничных инвесторов на брокерском обслуживании. До конца года мы планируем не только не снижать темп в этом направлении, но и наращивать количество и объемы выпусков.

— Сбербанк на прошлой неделе объявил о решении интегрировать блок «Корпоративный бизнес» и Сбербанк CIB под Вашим руководством. Расскажите, пожалуйста, что это означает для банка? Будет ли меняться стратегия банка в связи с этим?

— Инвестиционный бизнес переживает не самые легкие времена, как в России, так и в мире. В 2000-х инвестиционные банкиры шагали по всему миру, была масса сделок по слиянию и поглощению, IPO, крупные корпоративные размещения. Очевидно, что сейчас в мире и в России количество таких сделок и, как следствие, спрос на подобные финансовые инструменты снизился. 

Продуктовый ряд, который используют крупнейшие холдинги страны и средние клиенты, уже достаточно похож — это оборотные кредиты, овердрафты, инвесткредиты и все возможные госпрограммы, которые существуют, в том числе программы Минсельхоза и Минпромторга.

Для банка необходимо, чтобы два подразделения работали как единое целое и по формированию продуктового ряда, и по синхронизации деятельности по отраслевой экспертизе, и по развитию внутрихолдинговой координации. Не секрет, что крупные холдинги — это набор юридических лиц, разнопрофильных по виду деятельности и разных по размеру. Холдинги не состоят только из крупных клиентов, чаще всего это одна очень крупная компания и несколько компаний размером поменьше. Мы считаем, что внутрихолдинговой координации в банке не было достаточно, чтобы более эффективно и полностью покрывать холдинг, формировать правильные продуктовые предложения и модель взаимодействия.

Следующий вызов — это технологичность. Мы постоянно наращиваем скорость одного из самых важных наших процессов — кредитования. Например, на трехлетнем горизонте оборотное кредитование уже вряд ли будет осуществляться с участием специалистов. Всю техническую обработку мы отдадим машинам, принятие кредитных решений во многом будет осуществлять модель, а специалисты останутся только для рассмотрения тонких нюансов. 

Однако банк не может такие технологии строить параллельно — это дорого.

Именно поэтому Сбербанк принял решение объединить бизнес. В ближайшее время будет разработана стратегия объединенного блока, но кардинальных изменений в стратегии корпоративного бизнеса не произойдет. После определения стратегии будет объявлена оргструктура единого блока.

— Это будет блок внутри банка?

— Внутри банка. Трансформация должна завершиться до конца года. 

Источник

О


поделиться ссылкой на статью

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*